learnoff

Мольер и Люлли: правдивая история дружбы и вражды. Часть I

Придворная драма. 

Жан-Батист Мольер и Жан-Батист Люлли (коллаж из портретов Николя Миньяра)
Жан-Батист Мольер и Жан-Батист Люлли (коллаж из портретов Николя Миньяра)

В 2022 году (15 января) мы отмечаем 400 лет со дня крещения Жана-Батиста Мольера (1622—1673), урожденного Поклена. Но точная дата его рождения неизвестна. 

От Мольера не осталось ни писем, ни черновиков, ни мемуаров. Дома, в которых он жил, снесены. Единственные материальные свидетельства его существования — несколько нотариальных актов, подписанных его рукой, и кресло, в котором он сидел 17 февраля 1673 года, играя Аргана в своем последнем спектакле «Мнимый больной».

За всю жизнь у него было немало споров, разбирательств и тяжб. Но самое серьезное и, возможно, фатальное противостояние он так и не смог пережить... Противостояние с бывшим другом и лучшим врагом — Жаном-Батистом Люлли (1632—1687).

В известном фильме «Король танцует» (2000) вам рассказали только половину истории. Мы восстановим весь ход событий.

Лулли во Франции

На самом деле при рождения Люлли звали Джованни Баттиста Лулли (с ударением на первый слог). Вундеркинд из Флоренции, который во время карнавала виртуозно играл на скрипке в костюме Арлекина, привлек внимание Роже де Лоррена, шевалье де Гиза. Он привез Лулли во Францию, отдал ко двору юной герцогини де Монпансье, которая желала попрактиковаться в итальянском. Но мальчик был нехорош собой, поэтому в пажи не годился даже из любви к звучному тосканскому наречию, и его сослали на кухню.

Портрет Анны-Марии-Луизы Орлеанской, герцогини де Монпансье (фрагмент картины неизвестного художника XVII в.)
Портрет Анны-Марии-Луизы Орлеанской, герцогини де Монпансье (фрагмент картины неизвестного художника XVII в.)

Хорошо, что у герцогини был придворный оркестр, где пригодился талант скрипача, но, возможно, Люлли так бы и окончил свои дни где-то между кастрюль и ухватов, если бы не поражение Фронды (1648—1653) и временное поражение в правах герцогини де Монпансье как одной из ее предводительниц. И тут Джованни Баттиста решил попасть на глаза королю, прежде чем Великую Мадемуазель с ее двором отправят в ссылку.

Еще до разгона Фронды он продолжал совершенствовать свое музыкальное мастерство, брал уроки у лучших композиторов, клавесинистов и органистов. Его таланты, наконец, признали, он собрал для герцогини лучшую скрипичную труппу Compagnie des violons de Mademoiselle... Но чтобы заинтересовать короля, нужно было другое — танцы!

И Люлли, который был готов снова надеть арлекинский наряд, лишь бы угодить монарху, стал учиться танцам, благо, природа наделила его и этими способностями. Уроки он брал у Мишеля Ламбера, певца, композитора, танцора и... будущего тестя.

Жан и Жак Лепотр «Мужской балетный костюм», ок. 1682 г.
Жан и Жак Лепотр «Мужской балетный костюм», ок. 1682 г.

В 1651 году Ламбер дебютировал в королевском балете, понравился Людовику и быстро стал важной фигурой в придворной музыкальной жизни. В 1652 году час настал и для его протеже: Люлли успел подать в отставку до того как герцогиню сослали в замок Сен-Фаржо и присоединился к королевской балетной труппе.

Под покровом «Королевского балета Ночи»

Кардинал Мазарини торжествовал: фрондеры разбиты, государство в безопасности. Нужно было поистине грандиозное победное действо. Мазарини всегда поддерживал короля в его увлечении танцами и решил извлечь из этого пользу, подготовив 12-часовой спектакль «Королевский балет Ночи» (Ballet Royal de la Nuit).

Ночь, по мысли Мазарини, символизировала 8 лет Фронды, а Аполлон-Солнце, который появлялся в финале балета — в этой роли был сам король — торжество монархии. Либретто написал Исаак де Бенсерад, среди композиторов был Мишель Ламбер, а среди танцоров — Люлли, который исполнил несколько ролей: пастуха, солдата, нищего и грацию (тогда все партии танцевали только мужчины).

Морис Лелуар «Людовик XIV в роли Аполлона-Солнце в „Королевском балете Ночи“», иллюстрация 1904 г. к книге Гюстава Тудуза «Король-солнце»
Морис Лелуар «Людовик XIV в роли Аполлона-Солнце в „Королевском балете Ночи“», иллюстрация 1904 г. к книге Гюстава Тудуза «Король-солнце»

Юный король был в неописуемом восторге и от самого балета, и от своей партии. К тому же ему понравился новый танцор, который был всего несколькими годами его старше. Но танцы — занятие ненадежное, особенно если ты амбициозный скрипач и композитор. Люлли приложил усилия, в том числе и с помощью Ламбера и знакомых в Les Vingt-quatre Violons du Roy (струнном оркестре «Двадцать четыре скрипки короля»), чтобы Людовик как можно быстрее узнал о том, какое сокровище прибило к его двору.

Уже в 1653 году 21-летнего Люлли назначили придворным композитором камерной музыки, а в 1656 году... он задвинул все 24 скрипки с их тяжеловесной полифонией на второй план, добившись учреждения нового, более современного, оркестра Les Petits Violons de Lully (буквально — «Маленькие скрипки Люлли») с меньшим количеством музыкантов.

«Музыканты на королевском пире в Версале» (фрагмент гравюры из придворного альманаха 1669 года)
«Музыканты на королевском пире в Версале» (фрагмент гравюры из придворного альманаха 1669 года)

«Маленькие скрипки» находились при короле неотлучно: от его пробуждения до отхода ко сну, не считая балетов, балов и маскарадов. Люлли постоянно был в тесном ежедневном контакте с королем, и его влияние как придворного музыканта и композитора стремительно росло. Но огромный талант ничего бы не стоил без вкуса к интригам.

Появляется Мольер

Большой театральный опыт Мольера, который 13 лет скитался с бродячими комедиантами по французским провинциям, практикуясь в исполнении трагедий, пасторалей и фарсов, позволил ему в 1653 году добиться расположения принца Конти, еще одного фрондера в ссылке, а в 1658 году — и покровительства Месье, младшего брата короля. Герцог Орлеанский порекомендовал королю посетить представление труппы Мольера в зале Кариатид в Лувре.

«Мольер». Рисунок мадемуазель Жеффруа и Мориса Санда, гравюра Вольфа и Мансо (1869)
«Мольер». Рисунок мадемуазель Жеффруа и Мориса Санда, гравюра Вольфа и Мансо (1869)

Для презентации Мольер выбрал трагедию «Никомед» Корнеля и одноактный фарс «Влюбленный доктор» собственного сочинения. Корнель чуть не усыпил Людовика, зато над фарсом он хохотал до слез. Судьба еще одного Жана-Батиста была решена: постоянный театр Пти-Бурбон (а с 1660-го — Пале-Рояль) и ежегодный пенсион в 1 500 ливров.

Череда комедий с серьезным для того времени сатирическим подтекстом: «Смешные жеманницы», «Сганарель, или Мнимый рогоносец», «Школа мужей» — и вот уже имя Мольера на устах не только у придворных, его творчество вызвало серьезную обеспокоенность у конкурентов из театра «Бургундский отель», которые решили сравнять Пале-Рояль с землей в прямом смысле слова. Но тучи пронеслись мимо благодаря покровительству Месье.

Иллюстрация XIX века к «Смешным жеманницам» Мольера
Иллюстрация XIX века к «Смешным жеманницам» Мольера

Летом 1661 года суперинтендант финансов Николя Фуке заказал Мольеру комедию «Докучные» для праздника в Во-ле-Виконт в честь Людовика XIV. Но чтобы угодить королю, требовался не фарс, а настоящее шоу. Значит, нужен балет, костюмы, пышность и блеск — «украшения сюжета», как позже назвал их Мольер.

Важен и утилитарный момент: за время балетных номеров актеры как раз успевали освежиться и переодеться. За музыку и хореографию отвечал Пьер Бошан.

Текст и танец объединились в комедию-балет, чтобы рассказать историю Эраста, которому мешает встретиться с Орфисой целая череда чудаков и зануд; интересно, что почти всех этих «докучных» сыграл один человек — Мольер.

Морис Лелуар «Фуке встречает Людовика XIV в Во-ле-Виконт», иллюстрация 1904 г. к книге Гюстава Тудуза «Король-солнце»
Морис Лелуар «Фуке встречает Людовика XIV в Во-ле-Виконт», иллюстрация 1904 г. к книге Гюстава Тудуза «Король-солнце»

Люлли, уже завязавший приятельские отношения с Мольером, написал для балета куранту, но ее так и не исполнили и за нее не заплатили. Это не повлияло на их дружбу. Пока что.

Зато в том же, 1661-м, году Люлли получил должность суперинтенданта королевской музыки и — главное — стал натурализованным французом, официально сменив фамилию с Лулли на Люлли (Lulli и Lully). В 1662 году он получил высшую из возможных должностей — суперинтендант королевской инструментальной музыки. Чтобы упрочить свое положение и пресечь некоторые слухи, он по приказу короля женился на Мадлене Ламбер, дочери бывшего учителя и покровителя.

Анри Боннар «Суперинтендант королевской музыки Жан-Батист Люлли», вторая половина XVII в.
Анри Боннар «Суперинтендант королевской музыки Жан-Батист Люлли», вторая половина XVII в.

В 1662 году женился и Мольер. Его супругой стала Арманда Бежар, дочь (формально — сестра) его многолетней спутницы, актрисы Мадлены Бежар. Арманда была на 20 лет моложе драматурга, и это послужило причиной для насмешек и пересудов, которыми до конца жизни терзали Мольера.

Король выжидает

Хотя Фуке был заключен в тюрьму через 19 дней после премьеры «Докучных», труппа Мольера была немедленно приглашена для двух представлений во дворце Людовика XIV в Фонтенбло. Печатное издание комедии (1662) Мольер сопроводил посвящением, в котором утверждал, что король вдохновил его больше, чем Аполлон и все музы, и вежливо предложил Людовику XIV продолжить поддерживать его работу в будущем. Что наиболее важно, Мольер обосновал политическую значимость театра, написав: «Я полагаю, что принесу некоторую пользу Франции, если сумею развлечь ее короля».

Эдуар Пенгре «Мольер подает милостыню», 1834 г.
Эдуар Пенгре «Мольер подает милостыню», 1834 г.

Король желал развлекаться, и потому Мольер развернул лихорадочную деятельность. В театре Пале-Рояль его труппа давала фарсы и сатирические комедии, а в Сен-Жермене, Фонтенбло и Шамборе участвовала в празднествах и увеселениях по очереди с «Бургундским отелем». Людовик не спешил забирать труппу Мольера у брата, а Мольер не спешил возвращаться к созданию комедий-балетов: слишком свежа была память о Николя Фуке, которую король хотел выжечь каленым железом.

Наконец, Людовик XIV решил, что прошло достаточно времени, его власть укрепилась, а постановки комедий-балетов, в которых он мог бы танцевать, только добавят ему славы, а двору — пышности.

Морис Лелуар «Восхождение Короля-солнце», иллюстрация 1904 г. к книге Гюстава Тудуза «Король-солнце»
Морис Лелуар «Восхождение Короля-солнце», иллюстрация 1904 г. к книге Гюстава Тудуза «Король-солнце»

Лучшего автора комедий, чем Жан-Батист Мольер, не было, как не было композитора, превосходящего Жана-Батиста Люлли. В 1663 году король заказал им пьесу с танцами, и уже в январе 1664 года на подмостках Пале-Рояля дали комедию-балет «Брак поневоле».

Два Батиста

Всего за 7 лет сотрудничества — с 1664-го по 1671-й — два «министра-устроителя торжеств», или «два Батиста», как их называли при дворе, создали 11 комедий-балетов. В 1665 году король взял труппу Мольера под свое покровительство с ежегодным содержанием в 7 000 ливров, не считая доходов от сборов, которые были значительными: от 1 000 и более ливров за одно представление.

«Комедия-балет Мольера и Люлли „Принцесса Элиды“ в Версале», 1664 г.
«Комедия-балет Мольера и Люлли „Принцесса Элиды“ в Версале», 1664 г.

В основе сюжетов комедий-балетов Мольера-Люлли — либо фарсы, либо пасторали. Фарсовые комедии вроде «Любви-целительницы» и «Господина де Пурсоньяка» забавляли короля и двор на различных празднествах, пасторальные ставились в честь очередной фаворитки или по случаю карнавала. После пьесы переходили в репертуар Пале-Рояля.

Особняком — «Мещанин во дворянстве» (1670), заказанный как музыкальный фарс в пику турецкому послу Сулейману-ага. Мольер желал высмеять не гордого турка, и не выскочек-буржуа, его мишенью были проходимцы-аристократы, а Люлли сделал акцент на зрелищную сторону пьесы, которая заканчивалась «бурлескным апофеозом».

Уильям Пауэлл Фрайт «Сцена из комедии Мольера „Мещанин во дворянстве“», ок. 1909 г.
Уильям Пауэлл Фрайт «Сцена из комедии Мольера „Мещанин во дворянстве“», ок. 1909 г.

Сам текст и сюжет в итоге потеряли значение. Эпоха вдохновенного сотрудничества двух Батистов подходила к концу...

Лодыжка короля

Мольер понял: его время тоже уходит, к тому же давала о себе знать застарелая болезнь легких (некоторые современные исследователи считают, что дело было в циррозе печени). Из-за разыгравшегося недуга он попросил Люлли, у которого был недурной талант актера и мима, заменить его на премьерном представлении «Господина де Пурсоньяка» (1669).

Отношения «придворных министров» становились натянутыми. Однажды во время обеда с королем в присутствии Мольера, когда веселье стало угасать, Людовик сказал, обращаясь к Люлли: «Батист, рассмеши нас». Смешить гримасами гостей было обычным занятием другого Батиста, но композитору пришлось повиноваться.

Жан Огюст Доминик Энгр «Людовик XIV обедает с Мольером», 1837 г.
Жан Огюст Доминик Энгр «Людовик XIV обедает с Мольером», 1837 г.

Следующий «звоночек» прозвучал, скорее, громом среди ясного неба. На репетиции комедии-балета Мольера-Люлли «Блистательные любовники» король вывихнул лодыжку. Неудивительно: в 32 года уже не та выворотность ног, и Людовику пришлось распрощаться с обожаемыми танцами.

В последний раз он вышел на подмостки в партиях Нептуна и Аполлона в тех же «Блистательных любовниках» на карнавальных празднествах 1670 года.

«Людовик XIV в балетном костюме», иллюстрация 1882—1884 гг.
«Людовик XIV в балетном костюме», иллюстрация 1882—1884 гг.

Но о лодыжке стало известно только узкому кругу приближенных. Все остальные судачили, что король оставил сцену из-за недавней (1669) трагедии Расина «Британник», в которой слишком сочно был изображен еще один актер-любитель — император Нерон.

Призрак оперы

Король больше не танцевал, но не утратил любовь к шоу, хотя придворный балет и потерял свою символическую и политическую функцию. Срочно требовалось заполнить эту лакуну. На повестке дня у Мольера и Люлли появилась опера.

Они были не первыми: привилегию на «представления опер во французской музыке и стихах» получил поэт и либреттист Пьер Перрен, который в 1669 году в сотрудничестве с композитором Робером Камбером представил королю «Помону».

Людовик XIV одобрил новый формат: «Такое искусство декламации под музыку даст городу Парижу новый досуг и потому может быть очень полезным для публики». «Парижу и публике» — значит, королю.

Привилегия, дающая Пьеру Перрену разрешение на открытие Академии оперы, 1669 г.
Привилегия, дающая Пьеру Перрену разрешение на открытие Академии оперы, 1669 г.

Использование привилегий строго регламентировалось. Создание и постановка опер другими авторами наказывалась штрафом в 10 000 ливров, конфискацией оборудования, театра и костюмов. Что делать Мольеру и Люлли? Дальнейшие события развивались стремительно...

АНТРАКТ

Часть II

Оригинал: Learnoff на Яндекс.Дзен 

#остаёмсязимовать 

Learnoff в: Одноклассниках, ВКонтакте, Instagram, Telegram, ЯндексДзен

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic