learnoff

Categories:

ТОП-5 русских писателей, чьи биографии увлекательней любого романа

Биографии этих писателей читаются как захватывающий роман, причем не всегда с ясной концовкой...

Признаться, выбрать только пятерых русских литераторов с увлекательными биографиями было непростой задачей. Надеемся, вы и сами догадываетесь, почему. В том числе и потому, что, как сказано не нами, «поэт в России больше, чем поэт». И поэт, и писатель. И судьба России всегда косвенно, но чаще всего — напрямую — влияла (да и влияет) и на судьбу каждого отдельного литератора.

Итак, вот достаточно условный ТОП-5 биографий и судеб. #наулицезима 

1. Максим Горький

Человек, который без преувеличения создал себя сам. Как ему это удалось? Ответ прост. Он учился всю жизнь, и даже на склоне лет называл себя не писателем, а человеком, который учится писать.

Не окончив даже приходского училища, читал много и бессистемно, работал тоже много и тоже поначалу без особой системы. Всю юность провел в странствиях, участвовал в подпольных марксистских кружках и рабочих стачках, близко общался с Лениным в эмиграции и в России. Прекрасная память, природная любознательность и высокий уровень обучаемости и помогли ему пройти путь от мальчика на побегушках до писателя №1 в СССР.

Почему Алексей Пешков выбрал псевдоним «Горький»? Это сегодня мы можем задаваться таким вопросом. У читателей первых рассказов Горького, живших в то время, подобных вопросов не возникало. Его персонажи — босяки, воры и пьяницы, их пространство — вся матушка Русь, но чаще — наиболее неприглядные ее уголки. 

Вскоре в его прозе появились и рабочие люди, и то, что сам Горький назвал «дикой музыкой труда» и «свинцовыми мерзостями дикой русской жизни». Жизнь дикая, жизнь горькая — не от слова «горечь», а от слова «горе», которое мыкают, скитаясь по обильной и бессильной стране, ютясь в самых темных ее закутках, работая с надрывом и до надрыва.

Успех первых произведений Горького был невероятным и неожиданным — и в первую очередь, для самого писателя. По данным биографического словаря «Русские писатели», только за 8 лет — с 1896 по 1904 год — о Горьком было опубликовано более 1860 материалов. Так, в 1902 году газеты ощетинились ехидными заголовками «Торжество в Марьиной роще», «Ажитация на Хитровке» и подобными, на Горького начали рисовать карикатуры и массово писать пародии. 

Повод? Нет, не выход пьесы «На дне», хотя она поспособствовала этому лихорадочному волнению. 25 февраля 1902 года Горького избрали... почетным академиком изящной словесности. К сожалению, «торжества» быстро закончились: Горький как участник недавних студенческих волнений находился под следствием и не мог быть удостоен столь высокого звания. Два почетных академика — Чехов и Короленко — в знак протеста покинули Академию.

Но «награда» все-таки «нашла героя». Звание академика было возвращено Горькому уже в 1917 году, после отречения императора и изменения устава Академии. К тому времени у Горького был непререкаемый литературный и политический авторитет, который не поколебали даже его «Несвоевременные мысли». А впереди у него была колоссальная всемирная слава, отблески которой ощущаются до сих пор, и притом совершенно заслуженно.

Ворошилов, Горький, Сталин (фото 1931 года)
Ворошилов, Горький, Сталин (фото 1931 года)

Однако о последних днях жизни Горького, официально умершего от пневмонии, до сих пор ходят легенды. В частности, высказываются версии об отравлении то по личному указанию Сталина, то по инициативе мнимых «сподвижников» Троцкого. Видимо, эта загадка так и останется неразгаданной...

2. Федор Михайлович Достоевский

Еще один self-made man с трагической судьбой. Ранняя смерть матери, усугублявшийся с годами алкоголизм отца, убитого, скорее всего, своими же крестьянами — уже одного этого было бы достаточно для современных «страдальцев», списывающих все свои беды на «детские травмы». 

А если прибавить к этому нелюбовь к точным наукам, из-за чего из Достоевского так и не вышло военного инженера, эпилепсию и самое страшное, что может быть на Земле — отмененную в последние минуты смертную казнь и последовавшие за ней годы каторги? 

И это если не вспоминать о нездоровом увлечении азартными играми и скрытой, но страстной тяге к противоположному полу, перемежавшейся столь же страстной любовью к Богу. «Идеал Мадонны» и «идеал Содомский» устами Мити Карамазова — это всё о самом Достоевском.

Кадр из фильма «26 дней из жизни Достоевского» (реж. Александр Зархи, 1980)
Кадр из фильма «26 дней из жизни Достоевского» (реж. Александр Зархи, 1980)

Но подрубленный на самом взлете талантливый литератор, ошеломивший всех, начиная с «глашатая» русской литературы, Белинского, романом в письмах «Бедные люди», сумел, несмотря ни на какие лишения и препятствия, развить свои духовные качества и творческие способности до высот необыкновенных и стать, пожалуй, самым признанным и почитаемым русским писателем в мире.

3. Александр Сергеевич Грибоедов

Тот самый Александр Сергеевич, который почему-то всегда и совершенно незаслуженно оказывается «в тени» другого Александра Сергеевича. Между тем, жизнь и судьба Грибоедова, пожалуй, не менее увлекательны и еще более трагичны, чем у его великого тезки.

Поэт, композитор, дипломат. В шесть лет владел тремя языками, в юношеском возрасте — уже шестью. В совершенстве знал английский, французский, немецкий, итальянский, понимал латынь и греческий. Оказавшись по делам службы на Кавказе и в Персии, выучил языки местных народов. 

«Один из самых умных людей в России» — сказал о нем Пушкин, а ближайший конкурент в дипломатической карьере Николай Муравьев-Карский признавал: «Образование и ум его необыкновенны».

Но война 1812 года не оставила молодому человеку выбора: Грибоедов поступил на военную службу. Впрочем, в боевых действиях участвовать его полку не довелось.

С одной стороны, Грибоедова привлекала научная деятельность, с другой — он был поставлен перед необходимостью служить стране сначала в армии, а затем — в дипломатическом корпусе. 

А еще Грибоедов был заядлым дуэлянтом и как-то раз выступил в роли секунданта в дуэли с участием четырех человек. Обменялся выстрелами с секундантом противника, отделавшись травмой мизинца. Именно по этому признаку спустя годы опознали тело Грибоедова после резни в посольстве в Персии…

О судьбе Грибоедова и судьбе его героя — Чацкого — более подробно в нашем посте Чацкий и Грибоедов: чужие среди своих.

4. Николай Степанович Гумилев

Мы уже рассказывали вам о том, как Зинаида Гиппиус, ничтоже сумняшеся, после знакомства с Гумилевым назвала его стихи «выдающейся дрянью». Но даже если вы, как и «декадентская мадонна», не особенно жалуете гумилевскую поэзию, его биография не может не вызывать по меньшей мере восхищения.

Азартный путешественник, бесстрашный разведчик, создатель школы акмеизма, возродившей русскую поэзию после декадентских экспериментов, муж Анны Ахматовой (в последнюю очередь) — и это всё о нем. 

Гумилев в Африке (фото 1913 года)
Гумилев в Африке (фото 1913 года)

На Первую мировую он отправился добровольцем. Критик Андрей Левинсон, работавший в журнале «Аполлон», вспоминал:

«Войну он принял с простотой совершенной, с прямолинейной горячностью. Он был, пожалуй, одним из немногих в России, чью душу война застала в наибольшей боевой готовности. Патриотизм его был столь же безоговорочен, как безоблачно было его религиозное исповедание».
Фото слева: с поэтом Сергеем Городецким
Фото слева: с поэтом Сергеем Городецким

За ночную разведку уже в 1914 году Гумилев получил Георгиевский крест 4-й степени, а уже в 1915 году — и второй, и третий, уже 3-й степени. Но из-за болезни легких ему в конце концов пришлось оставить службу на передовой и вернуться к активной общественной и литературной деятельности.

Октябрьскую революцию Гумилев встретил в Париже (лучше бы там и оставался). Вернулся в Россию и даже не пытался скрывать свое неуважение к новой власти — «а за что их, собственно говоря, уважать»? Из-за этого неоднократно подвергал себя опасности. 3 августа 1921 года поэта арестовали, 24 августа вынесли смертный приговор, и 26 августа он был расстрелян.

Последними словами Гумилева были: «Господи, прости мои прегрешения, иду в последний путь».

5. Александр Иванович Куприн

Скучающий офицер и безудержный хулиган, биндюжник-силач и цирковой борец, скандальный репортер и просоленный крымский рыбак. Легче назвать род деятельности конца XIX — начала XX века, который обошел вниманием Куприн, чем перечислить все его профессии, занятия, а также сплетни и слухи, сопровождавшие его вплоть до отъезда в эмиграцию.

О его загулах и выходках ходили легенды. Но всё — и хорошее, и плохое — Куприн воспринимал как должное, признавая, как и Достоевский, только открыто, что да, широк человек, слишком широк. Но «сужать человека» (то есть себя) у Александра Ивановича и в мыслях не было. Только так он мог почувствовать себя «хозяином жизни».

Александр Куприн и его «манычары». Петербург. 1913 год.
Александр Куприн и его «манычары». Петербург. 1913 год.

Еще одна «детская травма»? Пожалуй. Детство, проведенное в холодных солдатских казематах, и юность, изнасилованную муштрой в заштатном гарнизоне, счастливыми не назовешь. Но уже в первом рассказе Курина «Последний дебют» (знаковое название, не так ли?) прозвучала ведущая тема всего его творчества: потеря любви — все равно что потеря смысла жизни. Прожженный циник снаружи и пламенный лирик-романтик внутри — взрывоопасное сочетание. Подробнее о жизни и творчестве Куприна в дореволюционной России — в нашем посте «Полтора века Александра Куприна»

Точку в его духовных исканиях, душевных терзаниях и активной литературной работе поставила Октябрьская революция. Его даже арестовали за участие в белом движении, но через несколько дней отпустили. Расправа с личностью и писателем такого масштаба не входила в планы большевиков. Но и работать ему не позволили.

Поняв, что крах белых не за горами, Куприн эмигрировал. Годы на чужбине были крайне тяжелыми, литературная работа не приносила должного дохода, бизнесмен из него был никакой, и если бы не помощь немногих друзей, прежде всего, Ивана Бунина, Куприн, изнуренный многочисленными болезнями, ушел бы из жизни гораздо раньше. Он даже подумывал о суициде, но тут снова в его судьбу вмешалась Советская власть, уготовив на сей раз не кнут, а пряник. 

Умирать писатель приехал на родину, как, не ведая того, предсказал за несколько лет до возвращения:

«Уехать так, как Алексей Толстой, чтоб получить крестишки иль местечки, — это позор, но если бы я знал, что умираю, непременно и скоро умру, то я бы уехал на родину, чтобы лежать в родной земле...».

Кого бы из русских классиков вы бы тоже включили в список писателей с самыми увлекательными биографиями? 

Learnoff в: Одноклассниках, ВКонтакте, Instagram, Telegram, ЯндексДзен, Наш сайт

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →