learnoff

Categories:

Флорентийский изгнанник

Лука Синьорелли (1450 — 1523) «Данте Алигьери»
Лука Синьорелли (1450 — 1523) «Данте Алигьери»

26 мая — 755 лет со дня рождения Данте (Дуранте) дельи Алигьери (1265 — 1321).


Точная дата рождения Данте Алигьери неизвестна. Впрочем, есть сведения, что 26 мая 1265 года он был крещён во Флоренции под именем Дуранте.

И вот уже почти 700 лет круглый год в Равенне над его гробницей горит неугасимая лампада. И каждый год 8 сентября, в день смерти величайшего поэта, город Флоренция, родина Алигьери, в лице мэра и кардинала традиционно передаёт властям Равенны масло для этой лампады. 

Гробница Данте (фото 2016 года)
Гробница Данте (фото 2016 года)

Только так Флоренция может чествовать самого знаменитого из своих сограждан, не имея возможности перезахоронить его останки в родном городе. Причина прозрачна: Данте до сих пор вне закона во Флоренции.

Вы прочли совершенно правильно: за 700 лет величайший поэт Возрождения Данте Алигьери, создателя литературного итальянского языка на основе тосканского наречия, так и не реабилитировали на родине. 

Торжественная церемония передачи масла для лампады над гробницей Данте (Равенна, 8 сентября 2019 года)
Торжественная церемония передачи масла для лампады над гробницей Данте (Равенна, 8 сентября 2019 года)

В 1302 году его изгнали из Флоренции за то, что он принадлежал к партии белых гвельфов, поддерживавших папу (духовную власть), но ради свободы Флоренции выступавших за сотрудничество с гибеллинами (сторонниками императора и феодальной власти). Последним тосканским приютом Данте после изгнания из Флоренции стало бенедиктинское аббатство Святого Гауденция (ныне его предместья стали городом Сан-Годенцо). 

Аббатство Святого Гауденция
Аббатство Святого Гауденция

8 июня 1302 года Данте вместе с 16 другими белыми гвельфами подписал в аббатстве знаменитую конвенцию о помощи между гвельфами-изгнанниками и гибеллинским семейством Убальдини. Договор привел к гражданской войне, и уже в 1303 году Данте навсегда покинул Тоскану. Ему пришлось поселиться в нейтральной Равенне, где он создал «Божественную комедию» и прожил до самой смерти. 

Dante's Inferno, C1520. /Nwoodcut From A Venetian Edition Of The Divine Comedy, C1520.
Dante's Inferno, C1520. /Nwoodcut From A Venetian Edition Of The Divine Comedy, C1520.

Гвельфов и гибеллинов, как и предмета их спора – вольных городов Италии, где воцарились тирании — нет с конца XIV века. В 1532 году прекратила существование и Флорентийская республика. Но дело Данте до сих пор не закрыто. Предпоследняя попытка реабилитации была предпринята муниципалитетом Флоренции в 2008 году. Тогда против восстановления его доброго имени проголосовали 5 из 24 чиновников, и вопрос был снова на время закрыт.

Последней на сей день попыткой реабилитировать «высочайшего поэта» стало обращение к властям известного комика, блогера и политика Беппо Грилло (к слову, генуэзца). Градоначальники сочли процедуру реабилитации бесполезной акцией и вновь отказали. 

Джузеппе Пьеро «Беппе» Грилло
Джузеппе Пьеро «Беппе» Грилло

Но мы-то с вами знаем, что историческая справедливость рано или поздно восстанавливается. Хотя, возможно, придется подождать ещё 700 лет. А пока в Равенне, но не во Флоренции, несмотря ни на что потихоньку продолжается подготовка к году Данте, приуроченному к 700-летию со дня смерти поэта. Надеемся, что уже в следующем, 2021 году, Данте всё-таки потеряет статус поэта-изгнанника. 

Статуя Данте у базилики Санта-Кроче, Флоренция, где установлен кенотаф поэта
Статуя Данте у базилики Санта-Кроче, Флоренция, где установлен кенотаф поэта

Через меня путь в город скорби,

Через меня путь к вечной муке

Через меня путь к осужденным душам.

Правосудие двинуло моего высокого Творца;

Меня создало Могущество Божие,

Высшая Мудрость и Первая Любовь.

До меня ничего не было в мире,

Кроме вечного, и я пребываю вечно:

Оставьте всякую надежду вы, входящие!

Эти слова, написанные темным, я увидел

Над самыми вратами; и я сказал:

«Учитель, смысл их внушает ужас».

И он обратился ко мне как тот, кто понял.

«Здесь надлежит оставить всякую боязнь;

И да умрет здесь всякая трусость.

Мы пришли к месту, где, я говорил,

Ты увидишь существа страждущие,

Которые потеряли благо разумения».

И положивши свою руку на мою,

Со светлым видом, ободрявшим меня,

Он устремил меня в область тайн.

Здесь вздохи, жалобы, громкие стенанья

Раздавались в воздухе без звезд,

Так что вначале вызвали у меня слезы.

Разнообразные языки, ужасающие речи,

Слова страдания, возгласы ярости,

Высокие и хриплые голоса, и всплески рук,

Образовали хаос, вечно кружащийся

В тусклом воздухе, лишенном времени,

Как песок, крутящийся в налетевшем вихре.

И я, чья голова была повита ужасом,

Сказал: «Учитель, что это я слышу?

И что это за люди, видимо столь побежденные страданием?»

И он мне: «Это жалкое занятие

Печальных душ тех, которые

Прожили без позора, но и без заслуги.

Они соединены с тем хором дурных

Ангелов, которые не восставали,

Но не были верны и Богу, а стояли за себя.

Их изгнало Небо, дабы не быть менее прекрасным,

Не получил их и глубокий Ад,

Ибо виновные похвалялись бы пред ними».

И я: «Учитель, в чем же состоит та тягость,

Что заставляет их стенать столь громко?»

Он мне ответил: «Я скажу об этом очень кратко.

Нет у них никаких надежд на смерть,

И их слепая жизнь столь низменна,

Что они завидуют всякой иной участи.

В мире не осталось о них памяти,

Милосердие и Справедливость презирают их;

Не будем говорить о них: взгляни и проходи».

И я, взглянувши, увидал некое знамя,

Двигавшееся по кругу с такой скоростью,

Что, казалось, всякая остановка была бы его недостойна.

И за ним устремлялась столь длинная вереница

Людей, что никогда бы я не поверил,

Что подобное множество поразила смерть.

Распознавши среди них некоторых,

Я взглянул и увидел тень того,

Кто по трусости совершил великий отказ.

Тотчас я понял, и оказался прав,

Что это было скопище дурных душ,

Ненавистных и Богу, и его врагам.

Эти несчастные, никогда не бывшие живыми,

Были раздеты и жестоко жалили их

Осы и большие мухи, здесь летавшие.

Кровь от укусов струилась по их лицам,

И стекая со слезами к их ногам

Становилась пищей отвратительных червей.

Затем, оглядев все вокруг себя,

Я увидал людей на берегу большой реки,

И я сказал: «Учитель, благоволи мне

Объяснить, кто же они, что заставляет их

Стремиться с такою быстротою к переправе,

Как я различаю это в смутной мгле».

И он мне: «Все это разъяснится для тебя,

Когда мы замедлим наши шаги

На берегах скорбного Ахерона».

Тогда со смущением, с опущенными глазами,

Опасаясь, не сказал ли неприятного ему,

Я до самой реки не проронил ни слова.

(Данте Алигьери. Божественная комедия. Ад, песнь III, стихи 1 — 81. Перевод Бориса Зайцева) 

Кенотаф Данте в базилике Санта-Кроче, Флоренция
Кенотаф Данте в базилике Санта-Кроче, Флоренция

Понравился материал? Не забудьте, пожалуйста, поставить лайк!

Learnoff в:
Одноклассниках
Вконтакте
Telegram
Наш сайт

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic