learnoff

Categories:

Кондратий Рылеев: куда приводят думы

18 сентября — 225 лет со дня рождения поэта и гражданина Кондратия Федоровича Рылеева (1795 — 1826)

Источник фото: rossaprimavera.ru
Источник фото: rossaprimavera.ru

В этом посте не будет упоминаний о Рылееве как активном деятеле движения декабристов. Это рассказ о Рылееве-поэте и создателе довольно редкого для русской литературы жанра – думы.

Происхождение жанра

Дума — лиро-эпическое произведение, сходное с балладой, основанное на реальных исторических событиях, но без фантастического элемента, характерного, например, для той же баллады.

В своем предисловии к своему сборнику «Думы» (отдельные публикации: 1821 — 1825; сборник: 1825) Рылеев акцентировал внимание читателей на том, что дума — это совершенно славянское изобретение и что как жанр фольклора она издавна бытовала в Украине и Польше. В начале XIX века этот жанр народной поэзии получил распространение в литературе. Впервые к нему обратился польский поэт Немцевич, на которого Рылеев сослался в том же предисловии, но прежде написал: 

«Дума — старинное наследие от южных братьев наших, наше русское, родное изобретение. Поляки заняли ее от нас. Еще до сих пор украинцы поют думы о героях своих: Дорошенке, Нечае, Сагайдачном, Палее, и самому Мазепе приписывается сочинение одной из них».
Обложка и титульный лист первого издания сборника «Думы» К. Ф. Рылеева
Обложка и титульный лист первого издания сборника «Думы» К. Ф. Рылеева

Впрочем, на структуру и содержание думы повлияли не только фольклорные мотивы. В думе явственно видны признаки историко-эпической элегии, оды, гимнов. Исторические события в думах Рылеева так или иначе давались в лирическом ключе: поэта интересовало выражение внутренней жизни исторической личности, причем, как правило, в кульминационный момент истории.

Рылеев-«планщик»

Композиционно дума состоит из двух частей — жизнеописания героя и нравственного урока, который выводится из этого жизнеописания. Иными словами, в думе объединены два начала — эпическое (как у басни или гимна) и лирическое (как у элегии). Акцент делается именно на лирической составляющей, жизнеописание и мораль играют второстепенную роль.

Пушкин отмечал, что большинство дум выстраивались по единому плану. Зачин и завязка — пейзаж, местности или исторический, что подготавливает читателя к появлению героя. После путем портретной характеристики выводится герой и сразу ведет речь, из которой читатель узнает о предыстории персонажа и о его нынешнем душевном состоянии. В финале — мораль-обобщение. 

Рисунки Пушкина (начало 1826 года): сверху Пущин, под ним левее Дельвиг, потом пять портретов Кюхельбекера разного возраста и справа внизу Рылеев.
Рисунки Пушкина (начало 1826 года): сверху Пущин, под ним левее Дельвиг, потом пять портретов Кюхельбекера разного возраста и справа внизу Рылеев.

Из-за того что композиция почти всех дум была идентичной, Пушкин полушутя-полусерьезно называл Рылеева «планщиком», имея в виду холодную рациональность и творческую слабость художественного изобретения. И продолжал шутку: по мнению «нашего всего», все думы произошли от немецкого слова dumm (глупый).

Не последнюю роль в этом сыграла неестественность психологического состояния персонажей и особенности их портретной характеристики, которые почти в каждой думе были неизменны: герой изображался не иначе, как с той самой думой на челе, в одной и той же позе, с одними и теми же жестами. Герои обычно сидят, и даже перед казнью они тут же садятся. Пространством героя могла быть темница, берег реки или даже княжеские палаты, но он всегда отделен от других, словно некая «эпическая» глыба:

Беспечнее веселый круг шумел,
Звучнее гусли раздавались.
Один задумчиво Боян сидел;
В нем думы думами сменялись.
(«Боян»)

Стан Узбеков за рекою,
На степи, в глуши пестрел;
Всюду воины толпою;
Всюду гул глухой шумел.
Ветхим рубищем покрытый,
С мрачной грустию в груди,
Князь-страдалец знаменитый
Сел в цепях на площади.
(«Михаил Тверской»)

Ревела буря, дождь шумел,
Во мраке молнии летали,
Бесперерывно гром гремел,
И ветры в дебрях бушевали...
Ко славе страстию дыша,
В стране суровой и угрюмой,
На диком бреге Иртыша
Сидел Ермак, объятый думой.
(«Смерть Ермака»)

История без истории

Иллюстрация к думе «Смерть Ермака»
Иллюстрация к думе «Смерть Ермака»

Однако целью Рылеева было не рассказать историю героя, а возбудить высоким примером и анализом душевных переживаний персонажей патриотизм и свободолюбие современников. При этом достоверные подробности истории и жизни героев для него действительно были второстепенны. И потому Рылеев использовал высокий книжный стиль, характерный для гражданской поэзии XVIII — начала XIX в., а для передачи чувств и мыслей героя использовал поэтическую стилистику Жуковского. 

Разумеется, Рылеев вовсе не хотел, как бы сегодня сказали, переписывать историю. Для работы он использовал «Историю государства Российского» Н. М. Карамзина и привлек к свои трудам эксперта — историка П. М. Строева, который стал автором предисловий и комментариев к думам. Но даже такая массированная академическая подготовка не спасла поэта от чересчур вольного изложения истории, от оригинального, пусть и непреднамеренного, декабристского антиисторизма. 

П. Л. Бунин «Пушкин и Рылеев» (иллюстрация-историческая фантазия)
П. Л. Бунин «Пушкин и Рылеев» (иллюстрация-историческая фантазия)

Пушкин тоже обращал внимание на отсутствие историзма в думах Рылеева, для которого история была всего лишь иллюстрацией, собранием позитивных или негативных примеров, носящих откровенный агитационный смысл. Лишь в отдельных произведениях Рылеев приблизился к исторической достоверности при передаче характеров героев и обстоятельств. Хотя даже в его «Олеге Вещем» были досадные ошибки, на одну из которых совершенно справедливо указал Пушкин, сделав отметку на полях черновика своей баллады «Песнь о вещем Олеге» — «Россия в то время еще не имела герба»:

Но в трепет гордой Византии
И в память всем векам
Прибил свой щит с гербом России
К царьградским воротам.
(«Олег Вещий»)

В целом негативное отношение Пушкина к рылеевским думам станет ясным, если учесть, что Александр Сергеевич стремился к изживанию автобиографичности при создании образов исторических героев, к смене точки зрения на персонажей. Но, справедливости ради, Пушкин отмечал и проблески развившегося дарования в поэме Рылеева «Войнаровский» и высоко ценил думу «Иван Сусанин»:

Давно уж за полночь!.. Сном крепким объяты,
Лежат беззаботно по лавкам сарматы.
Все в дымной избушке вкушают покой;
Один, настороже, Сусанин седой
Вполголоса молит в углу у иконы
Царю молодому святой обороны!..
(«Иван Сусанин»)

Образ автора на пути к Сенатской площади

Образ автора в думах являлся непременным спутником исторических героев. И именно в образе автора, поэта и гражданина, создателе и проводнике своего творчества, в том образе, который объединяет весь цикл дум в единое целое, заключались основной интерес и значение дум. В монологе Дмитрия Донского, говорящего о «святой свободе праотцев» и даже в речах Волынского явственно слышится голос самого поэта с его патриотическими призывами, чаяниями и надеждами: 

«Летим — и возвратим народу
Залог блаженства чуждых стран:
Святую праотцев свободу
И древние права граждан.
Туда! за Дон!.. настало время!
Надежда наша — Бог и меч!
Сразим моголов и, как бремя,
Ярмо Мамая сбросим с плеч!»
(«Димитрий Донской»)

«Вражда к неправде закипит
Неукротимая в потомках —
И Русь священная узрит
Неправосудие в обломках».
Так, сидя в крепости, в цепях,
Волынский думал справедливо;
Душою чист и прав в делах,
Свой жребий нес он горделиво.
(«Волынский»)

Но иногда миросозерцание Рылеева, выраженное в «Думах» все-таки вступало в противоречие с объективной сущностью того героя, в уста которого вкладывались те или иные мысли и монологи свободолюбивого содержания (как, например, в думах «Волынский» и «Видение Анны Иоанновны»):

Автограф Рылеева с ранней редакцией думы «Видение императрицы Анны» («Голова Волынского»)
Автограф Рылеева с ранней редакцией думы «Видение императрицы Анны» («Голова Волынского»)

Тем не менее, «Думы» Рылеева сыграли значительную роль: они содействовали укреплению в литературе интереса к историческим сюжетам, а выраженные в них идеи соответствовали целям декабристской пропаганды. А вообще целью творчества декабристы еще с периода «Союза благоденствия» (1818) видели, прежде всего, воспитание духа, поэт для них представлялся избранником (и жертвой), который смог бы указать новому человеку и обществу «верную дорогу» ко всеобщему «счастию»:

«Он старается изыскать средства, изящным искусствам дать надлежащее направление, состоящее не в изнеживании чувств, но в укреплении, благородствовании и возвышении нравственного существа нашего». (§55 «Законоположения Союза благоденствия»).
Москва, Гоголевский бульвар, 10, стр. 1. Усадьба на Гоголевском принадлежала родителям декабриста Михаила Нарышкина. Здесь собирались его единомышленники, а К. Ф. Рылеев читал свои «Думы». В январе 1826 года М.М. Нарышкина и декабриста И. И. Пущина арестовали прямо в этом доме. Поэтому на барельефе лавровая ветвь соседствует кандалами
Москва, Гоголевский бульвар, 10, стр. 1. Усадьба на Гоголевском принадлежала родителям декабриста Михаила Нарышкина. Здесь собирались его единомышленники, а К. Ф. Рылеев читал свои «Думы». В январе 1826 года М.М. Нарышкина и декабриста И. И. Пущина арестовали прямо в этом доме. Поэтому на барельефе лавровая ветвь соседствует кандалами

Декабристы буквально веровали в то, что признание должно быть только у тех стихов, дух и пафос которых непосредственно соотносится с жизнью и участвует в ее реконструкции:

«сила и прелесть стихотворений не состоит ни в созвучии слов, ни в высокопарности мыслей, ни в непонятности изложения, но в живости писаний, в приличии выражений, а более всего в непритворном изложении чувств высоких и к добру увлекающих.

Описание предмета или изложение чувства, не возбуждающего, но ослабляющего высокие помышления, как бы оно прелестно ни было, всегда недостойно дара поэзии». (§51 «Законоположения Союза благоденствия»).
Рисунок Пушкина, 1827 год: Кюхельбекер и Рылеев 14 декабря 1825
Рисунок Пушкина, 1827 год: Кюхельбекер и Рылеев 14 декабря 1825

С этой же целью они обращались к историческому прошлому, стремясь «возбуждать доблести сограждан подвигами предков». А представление о поэте, как об избраннике — гражданине, учителе и бойце, еще до вступления в «Северное тайное общество» в 1823 году, определяло и специфические принципы творчества Рылеева, чему подтверждение его «программная» дума 1822 года «Державин»: 

О так! нет выше ничего
Предназначения Поэта:
Святая правда — долг его;
Предмет — полезным быть для света.
К неправде он кипит враждой,
Ярмо граждан его тревожит;
Как вольный славянин душой.
Он раболепствовать не может.
Повсюду тверд, где б ни был он —
Наперекор судьбе и Року;
Повсюду честь — ему закон,
Везде он явный враг пороку.
Греметь грозой противу зла
Он чтит святым себе законом
С спокойной важностью чела
На эшафоте и пред троном.
Ему неведом низкий страх,
На смерть с презрением взирает
И доблесть в молодых сердцах
Стихом свободным зажигает.
(«Державин»)

Learnoff в: Одноклассниках, ВКонтакте, Instagram, Telegram, ЯндексДзен, Наш сайт

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic