learnoff

Categories:

Чем может быть полезен проект Learnoff?

Жёлтые кофты — не случайны
Жёлтые кофты — не случайны

Ближние и дальние планы для #92днялета Пафос, горечь и надежды. 

Что уже сделано

«Заметки Бабы ЕГЭ»: учебное пособие для подготовки к ЕГЭ. 

«Паронимический словник»: наиболее полный сборник паронимов, полезный как тем, кто готовится сдавать экзамены по русскому языку, так и всем, кто интересуется значением, происхождением и использованием паронимов. 

Онлайн-тренажер и онлайн-курсы русского языка

Наш тренажёр по русскому языку, над которым мы уже давно работаем и надеемся в будущем закончить, станет прекрасной возможностью прокачать свои навыки по русскому языку. Идём от простого к сложному.

Прогресс в изучении и освоении правил русского языка можно будет отслеживать по статистике. 

Тренажёр поможет всем, кто: 

  • готовится к экзаменам;
  • стремится повысить успеваемость в школе;
  • хочет стать грамотным и образованным человеком. 

Родители или преподаватели тоже смогут отслеживать статистику результатов детей и учеников и при необходимости подсказывать, на какие темы стоит обратить внимание. В дальнейшем тренажёр планируется расширить до онлайн-курсов русского языка с максимально понятными и простыми заданиями для любого уровня подготовки.

База знаний русского языка

А теперь — без пафоса. К сожалению, современные школьные учебники русского языка не гарантируют, что ваши дети смогут правильно и грамотно говорить и писать по-русски. 

Но это полбеды (да-да). Главное — в погоне за высокими баллами ЕГЭ дети не видят самого языка как системы, уровни языка остаются сводами докучных правил. Свою роль играет и разбивка курса русского языка на разделы, буквально по воле авторов конкретного учебника. Ближе к сдаче ОГЭ и ЕГЭ подготовка идёт конкретно по каждому заданию и итоговому изложению/сочинению. Русский язык воспринимается школьниками хаотично, да и учебники пестрят ошибками и недомолвками. 

Всего лишь пара примеров. 

Учебники Т. М. Воителевой, рекомендованные Министерством просвещения РФ:

Почему стол назвали столом как раз-таки известно (характерное чередование о/е/и/ и выпадение звука: стол/стелить/застилать/застлан, где стол именно что производное). Чтобы это понять, достаточно открыть словарь Макса Фасмера или учебник древнерусского языка. Слишком сложно для детей? Зато не так пагубно и противоречиво как приводимый неудачный пример. То же касается и местоимения я; здесь мы уже, правда, откроем учебник старославянского языка или учебник исторической грамматики. 

В другом рекомендованном школьном учебнике — А. И. Власенкова и Л. М. Рыбченковой для 10-11 классов — налицо ещё более заметные лакуны. Например:

Ничего не замечаете? А где же столь привычные типы ФЕ? Где сращение, единство, сочетание и выражение, которые помогают раскрыть природу формирования фразеологизма? Вместо этого предлагается убогая, куцая, претенциозно наукообразная и малопонятная детям классификация: несвободные и свободные словосочетания. Может, о типах ФЕ упоминается дальше? Спешим вас уверить, что нет. 

Кстати, классический учебник С. Г. Бархударова, где нет столь досадных домыслов и упущений, сейчас рекомендуют только в рамках углубленного изучения русского языка. Но этот образец учебника, грамотный и систематизированный во всех отношениях — он пока недостижим. Труд замечательного советского лексикографа, редактора и классика теории перевода, ученика А. А. Шахматова и не мог бы быть другим.

Нашей целью пока не является создание нового учебника русского языка или даже пособия. На данном этапе мы готовим базу знаний, в которой будут собраны и главное — систематизированы, проверены и дополнены все возможные существующие теоретические материалы по русскому языку. 

Скорочтение

Не в самых ближних планах. Стоит ли начинать? Как считаете? Или «поезд уже ушёл», и сейчас акцент сместился на неторопливое, вдумчивое чтение, а проговаривание текста при чтении сменилось «голосами в голове» во время прослушивании аудиокниг? 

Орфоэпический минимум

Настоящий долгострой из серии «Карма перфекционистов». Теоретическая часть, практическая, иллюстрации (текстовые и художественные). 

Учебник по русской литературе

Мы о нём не думали почти до последнего времени. И тут решили внимательно изучить учебник И. Н. Сухих «Литература. 11 класс» (в 2-х частях). Но ...это не учебник, это современная беллетристика, почему-то рекомендованная в паре с учебником Воителевой (хотя, судя по учебнику русского языка, это уже не удивляет). Небрежности, фактологические передёргивания, мнимая вовлечённость в литературно-исторический процесс с замалчиванием фактов и смещением акцентов. 

Примеры? Сколько угодно. 

Самый заметный (но не самый показательный) — отсутствие специальных разделов для А. Н. Толстого и А. А. Фадеева (или хотя бы И. Э. Бабеля, если учесть общую тенденциозность книги). Таких имён в русской литературе для выпускников теперь не существует? И это мы не говорим о Замятине, Пильняке, Платонове (особенно — о Платонове, который тоже «выпал» из классиков, достойных внимательного изучения). Несколько упоминаний об этих без преувеличения значительных фигурах русской литературы первой половины XX века сводится к тенденциозным иллюстрациям эпохи, где фрагменты биографии и творческого пути перемежаются пафосными выводами автора, вроде:

Но эти «задержанные» произведения оказались едва ли не самой значительной, великой прозой XX века, созданной на русском языке. 

Небрежность? Пожалуйста: 

«Зимняя ночь» Б. Л. Пастернака — это не переплетение двух тем: природа и любовь. Это диалектика жизни и смерти (кстати, характерный мотив и для «новых романтиков»-модернистов, и для «старых романтиков» XIX века), с победой хаоса за окном и с едва теплящейся «путеводной» свечой-жизнью в доме, в который уже почти вошла Смерть (например, метафорическое олицетворение — «воск слезами с ночника на платье капал»). «Целомудренно» автором «учебника» из стихотворения Пастернака изъяты 3 строфы, поэтому приведём его полностью, тем более оно того стоит вне всяких сомнений:

Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка
Со стуком на пол.
И воск слезами с ночника
На платье капал.

И все терялось в снежной мгле
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На свечку дуло из угла,
И жар соблазна
Вздымал, как ангел, два крыла
Крестообразно.

Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.


Ещё пара замечаний. Повтор «свеча горела» вкупе с воском, свечой, «скрещеньем», «крестообразно», «ангелом» — развёрнутая метафора молитвы. Причём молитва может быть как благодарственная, просительная, так и заупокойная, поминальная или даже покаянная (на что, например, указывает прошедшее время глаголов). Таким образом фокус перемещается от автора и к читателю, который волен сам решать судьбу героев. Именно в этом и заключается, по большей части, новаторство Пастернака. Это прозрачно для любого студента филфака, изучающего дисциплины «Анализ литературного произведения» и «Лингвистический анализ художественного текста». Да, это учебник не для филфака, но сводить настолько многослойное стихотворение к темам природы и любви — по меньшей мере небрежность.

Фактологическое передёргивание: 

На соседних страницах — и сразу две грубые ошибки, точнее, недомолвки. Во-первых, «золотой век» Зощенко закончился задолго до начала войны. Во -вторых, формально поводом к его «уничтожению» как творца послужила, соответственно, не его популярность, а рассказ «Приключения обезьяны» (и «письмо» в «Культуру и жизнь» Вс. Вишневскго по этому поводу), реально — автобиографическая повесть «Перед восходом солнца» (1935 — 1943). Уже в 1943 году, после выхода в журнале «Октябрь» 1 и 2 части книги (3 и 4 не пропустила цензура), Зощенко лишили всех привилегий. Противопоставление «простого читателя» и Мандельштама тоже идёт не в зачёт автору «учебника».

Вторая ошибка — о бесконфликтности в литературе. Автор книги как-то «забывает» о том, что ещё И. В. Сталин указал на бесконфликтность в драматургии, и — шире — в литературе (а, как известно, «оттепель» — время расцвета поэзии и драматургии в СССР). Об этом мы уже упоминали в посте 5 до сих пор актуальных «оттепельных» комедий. Есть и третье «передёргивание» — наконец-то, вспомнили о Фадееве. Но общий тренд «учебника» и без того ясен. 

Итак, в наших самых дальних целях — опыт пересмотра существующей системы преподавания литературы в школе. Амбициозно? Очень. Но то за классовостью и идеологизированностью, то за тенденцизностью, критичностью и самокритичностью потерялось единственно верное и правильное, что вообще есть в литературе — текст. Текст превратился в отсутствие текста, время — творческое и историческое — из линейного и внутренне логичного пытаются представить хаотичным, фрагментарным, с пропуском значимых пластов, формирующих само понятие, представление о той или иной эпохе. А постмодернизм между тем давненько приказал долго жить... Жаль, что автор учебника литературы этого пока не заметил. 

Поэтому завершаем этот пост ... цитатой из названной И. Н. Сухих статьи В. Померанцева «Об искренности в литературе» 1953 года:

Всё, что по шаблону, всё, что не от автора, — это неискренне. Шаблон там, где не вгляделись, не вдумались. По шаблону идут, когда нет особых мыслей и чувств, а есть лишь желание стать автором.

Learnoff в: Одноклассниках, ВКонтакте, Telegram, ЯндексДзен, Наш сайт

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic