learnoff

Categories:

5 до сих пор актуальных «оттепельных» комедий

Леонид Харитонов и Леонид Давыдов-Субоч в фильме «В добрый час!» (1956, реж. В. Эйсымонт)
Леонид Харитонов и Леонид Давыдов-Субоч в фильме «В добрый час!» (1956, реж. В. Эйсымонт)

Пять до сих пор актуальных «оттепельных» комедий, действие в которых происходит летом. #92днялета

1. В. П. Минко «Не называя фамилий» (1953)

Обложка программки спектакля Томского областного театра «Не называя фамилий» (1953)
Обложка программки спектакля Томского областного театра «Не называя фамилий» (1953)

Неожиданно. Но это именно та пьеса, с которой можно вести отсчёт советской «оттепельной» драматургии. И ... со слов Сталина о том, что:

«...Софронов высказывал такую теорию, что нельзя писать хороших пьес: конфликтов нет. Как пьесы без конфликтов писать. Но у нас есть такие конфликты. <...> Эти конфликты должны получить своё отражение в драматургии — иначе драматургии не будет». (Константин Симонов «Глазами человека моего поколения. Размышления о И. В. Сталине», М., Книга — 1990).

7 апреля 1952 года в газете «Правда» «по мотивам» сталинского замечания была напечатана статья «Преодолеть отставание драматургии», в которой осуждалась, в частности, так называемая «теория бесконфликтности». Со страниц газеты призывали не закрывать глаза на проблемы, существующие в обществе, смело отображать противоречия жизни. Мало того, в Комиссии по драматургии Союза писателей: 

«утверждалось <...>, что у нас всё дело свелось только к одному конфликту между “хорошим” и “лучшим”».

Василий Петрович Минко (1902 — 1989), к тому времени уже не только известный украинский советский писатель, но и признанный хозяйственник, одним из первых откликнулся на «призыв партии». Причём вполне осознавая возможные последствия, тем более что герои будущей комедии были ему как литературному и партийному функционеру «знакомы» не понаслышке:

«Мне хочется написать такую комедию, чтобы носители скверны, выведенные в ней, подали на меня в суд за оскорбление». (В. П. Минко)

Сюжет комедии «Не называя фамилий» вполне соотносим и с нашим временем. В центре — семья заместителя министра, привыкшая к обеспеченной беззаботной жизни. Единственная проблема — выдать замуж дочь, кое-как получившей диплом медика и любящей прогуливать «туалеты из панбархата» на Крещатике и носить «бриллианты ... чистой воды». Единственные её «друзья» — мошенники и прихлебатели. 

Иллюстрация: журнал «Смена», 1950-е (источник: photochronograph.ru)
Иллюстрация: журнал «Смена», 1950-е (источник: photochronograph.ru)

Действие происходит летом: на даче замминистра, потом — на родине «отца семейства» Карпо Карповича, селе Захлюпанка, где уже строится новый город Ясные Зори, и ровно через год — в одном из киевских ЗАГСов, в котором не от хорошей жизни (отца снимают и отдают под суд) регистрирует чужое счастье его дочь, Поэма Карповна.

Пьеса удалась и как социальное, и как литературное явление. Её сразу начали ставить во многих театрах по всему СССР. Комедия действительно была актуальной и жизненной. Вот что писал критик журнала «Смена» И. Кашкадамов, побывавший на спектакле в одном из московских театров:

Да, говорит себе зритель, мне приходилось видеть такие уединённые дачки, обставленные с подлинным комфортом. Да, я где-то встречал и расчётливую Поэму Карловну, и её мать Диану Михайловну, и самого отца семейства Карло Карповича — зазнавшегося бюрократа. Когда на сцене подруга Поэмы Бэлла произносит: «Спасай! Меня посылают на село!» — и просит замолвить за неё словечко перед отцом, по залу проносится приглушённый шёпот. Сидевший рядом с нами юноша в форме железнодорожника сказал соседке: «У нас в министерстве одна девица тоже, как эта Бэлла, от периферии в секретаршах спасается...». Эта непосредственная, живая связь зрительного зала со сценой нарастает с каждой картиной, с приходом каждого нового героя. («Смена», № 636, ноябрь 1953 года).

Конечно, сегодня эти конфликты кажутся детскими шалостями по сравнению с новостями и громкими делами последних лет, но всё же сделаем скидку на время. Тогда говорить открыто о неправедных поступках власть имущих, о стремлении их отпрысков к богатой, «красивой» жизни было проявлением настоящей смелости. Пусть и «не называя фамилий». 

Иллюстрация: журнал «Смена», 1950-е (источник: photochronograph.ru)
Иллюстрация: журнал «Смена», 1950-е (источник: photochronograph.ru)

Пьеса шла с успехом на протяжении всех «оттепельных» лет. Но как-то в Новосибирске спектакль посмотрела тогдашний министр культуры Екатерина Фурцева. Она распорядилась снять пьесу из репертуара всех театров. Отмечая в 1987 году свой 85-летний юбилей, Василий Петрович грустно сетовал по поводу того, что так никто и не осмелился отменить это решение, и к пьесе не обращаются:

«Ещё в 50-е годы моя пьеса призывала к пересмотру взглядов, звала отказаться от старых форм жизни, покончить с бюрократизмом и перерождением. Но бюрократические силы стали этому помехой и сейчас они не отказались от своих моральных и этических позиций».

2. В. С. Розов «В добрый час!» (1954)

Кадр из эпизода, решившего судьбу главного героя (фильм «В добрый час!», реж. В. Эйсымонт, 1956)
Кадр из эпизода, решившего судьбу главного героя (фильм «В добрый час!», реж. В. Эйсымонт, 1956)

Незамысловатый рассказ о том, как выпускники поступают в вузы, Виктор Розов (1913 — 2004) превратил в реальное нравственное испытание их характеров. Проблема «кем быть?» по ходу действия вытеснялась другой, гораздо более важной — «каким быть?». 

Образ главного героя комедии Андрея Аверина получился неоднозначным, но он покорил сердца зрителей своей жизненной узнаваемостью и неподдельностью. Мера доверия и откровенности, с какой автор пьесы вёл разговор с современником, была удивительна для драматургии тех лет. По словам первого постановщика спектакля Анатолия Эфроса, пьеса Розова внесла в литературу для театра «что-то более интимное, непосредственное, сердечное» (Театр. 1983. №9. С. 117).

Леонид Харитонов и Галина Самохина в фильме «В добрый час!» (1956, реж. В. Эйсымонт)
Леонид Харитонов и Галина Самохина в фильме «В добрый час!» (1956, реж. В. Эйсымонт)

Драматургия конфликта в комедии усилена заострённостью ситуаций: «розовские мальчики», активно сопротивляясь стандарту, ищут другую систему координат. Андрей так объясняет свое нежелание идти по проторенной дорожке (в какой угодно институт и какими угодно путями — лишь бы иметь диплом): 

«Я вот что думаю: у каждого человека должна быть своя точка... Самое важное — найти эту точку. Вот ты свою точку чувствуешь, тебя тянет к ней, и другие — тоже. А я понять не могу: где она? Но где-то есть это мое место. Оно — только моё. Моё! вот я и хочу его найти». (В. С. Розов «В добрый час!»).

Но парадокс состоял в том, что, отвергая сложившуюся иерархическую систему координат, которая ориентировала человека на то, чтобы тем или иным способом подняться по социальной лестнице, новые герои «оттепели» все ещё остаются «обыкновенными» (по социальным же стандартам). И это со временем приводит к массе новых конфликтных коллизий.

Иллюстрация: журнал «Смена», 1950-е (источник: photochronograph.ru)
Иллюстрация: журнал «Смена», 1950-е (источник: photochronograph.ru)

Быт — это ещё одно орудие испытания героев. Более того, характеры героев во много создаются через подробные ремарки описания быта: например, комически обыгрываемая экзотическая раковина-пепельница (в доме, где никто не курит). Когда Вадим Развалов стряхивает пепел, Анастасия Ефремовна возмущается, а Андрей удивлён: так ведь для гостей же. 

Андрей: Да, с виду у нас чистота, уют…Мать старается. Иногда мне хочется пройтись по нашим чистым комнатам и наплевать во все углы… (В. С. Розов «В добрый час!»).

Страсть к вещизму, к благополучной жизни любой ценой противопоставляется доброте и честности. Пётр Иванович говорит жене: «Когда мы жили в одной комнате, ты как-то добрее была, Настя». А Андрей в укор матери, отказавшей от дома племяннику со словами «все, все в Москву едут, как будто Москва резиновая!», напоминает ей о военных годах, которые он провёл у сибирских родственников: «Ничего не помню, только бревенчатые стены и ходики…Мягко тикали…»

Спектакль по пьесе В. Розова «В добрый час!» (Омский драматический театр, реж. В. Витько, 2016)
Спектакль по пьесе В. Розова «В добрый час!» (Омский драматический театр, реж. В. Витько, 2016)

«Пусть поищет!» — говорит в финале пьесы Петр Иванович вслед уезжающему в Сибирь сыну. «В добрый час!», — желает героям автор.

3. С. В. Михалков «Сомбреро» (1957)

«Сомбреро» — занимательная комедия, ребята увлекаются «Тремя мушкетёрами», пытаются изображать героев романа. Хитроумные выдумки Шуры Тычинкина, выдающего себя за двоюродного брата-«мексиканца», заставляют все время следить за развитием действия. И в то же время перед зрителями встает много вопросов: как важно быть принципиальным в дружбе, не изменять данному слову. (Из программки ЦДТ (ныне РАМТ) 1957 года).
Постер фильма «Сомбреро» (1959, реж. Т. Лисициан)
Постер фильма «Сомбреро» (1959, реж. Т. Лисициан)

Можно ли купить признание, роли, успех, славу и друзей? Как отличить весомый авторитет от «дутого»? Что важнее: статус или талант? Вопросы, которые поставил обласканный властями писатель перед зрителями и читателями этой «детской» дачной комедии положений, совсем не детские. Впрочем, кому как не Сергею Михалкову (1913 — 2009) была известна вся кухня и все «закулисные интриги» в деле «перевоплощений» и «перевёртышей» в мире искусства и не только. Вопрос был лишь в цене, а место и время, да и возраст действующих лиц роли не играли:

Вадим. При чём тут твой братишка? Откровенно говоря, он всё равно не справился бы с этой ролью. Он фехтовать как следует не умеет, и у него взгляд не получается...  А ты...  ты...  просто рождён для этой роли, особенно в этой шляпе! В сомбреро! (С. В. Михалков «Сомбреро»)
Кадр из фильма «Сомбреро» (1959, реж. Т. Лисициан)
Кадр из фильма «Сомбреро» (1959, реж. Т. Лисициан)

Кстати, Валентин Катаев, автор ещё одной «летней» комедии (1955 года) «Случай с гением» («Понедельник»), посвящённой, по сути, той же проблеме, испуганно открестился от своего «детища», когда критики усмотрели в ней (и, кстати, правильно) «издевательство над существовавшими литературными порядками». 

Приезжать в Ленинград, чтобы бороться за спектакль, Катаев не стал и заявил, что «не имеет отношения к толкованию режиссером пьесы». И без того — крамольной. Спектакль был снят. Мораль комедии проста — главное, не произведения, которых никто не читал, а сам статус «писателя» и его «солидность» (Корнеплодова перед юбилеем наставляет жена: «Наденешь черный двубортный костюм, голубую сорочку и синий галстук, как у Горького») (Сергей Шаргунов «Катаев. Погоня за вечной весной»).
Кадр из фильма «Сомбреро» (1959, реж. Т. Лисициан)
Кадр из фильма «Сомбреро» (1959, реж. Т. Лисициан)

«Солидность», «голубая сорочка», «синий галстук» — по сути, те же «сомбреро», тот же «статус», точнее, его видимость, «карго-культ». Михалков оказался «хитрее» и «дальновиднее», переведя конфликт в «детский регистр». Уже в 1959 году водевиль «Сомбреро» был экранизирован, и десятилетиями оставался безумно популярным, не сходя со сцен ведущих столичных и провинциальных театров.  

4. А. В. Софронов «Миллион за улыбку» (1958)

Ростислав Плятт и Вера Марецкая на сцене Московского драматического театра им. Моссовета (ныне Государственный академический театр имени Моссовета) в спектакле по пьесе А. В. Софронова «Миллион за улыбку» (реж. И. Данкман-Вольф, фото А. Гландштейн, 1960)
Ростислав Плятт и Вера Марецкая на сцене Московского драматического театра им. Моссовета (ныне Государственный академический театр имени Моссовета) в спектакле по пьесе А. В. Софронова «Миллион за улыбку» (реж. И. Данкман-Вольф, фото А. Гландштейн, 1960)

«Миллион за улыбку» Анатолия Софронова (1911 — 1990) — одна из самых популярных комедий конца 1960 — 1980-х гг. Действие происходит весной-летом в Москве. Сюжет:

Архитектор Виталий Николаевич Карташёв влюбляется в девушку намного младше себя. О его увлечении узнает жена Ольга и решает воздействовать на любвеобильного мужа весьма оригинальным способом — уговаривает друга семьи, Евгения Михайловича Бабкина, изобразить с ней романтические отношения. Ситуация осложняется еще и тем, что в ту же девушку влюблен младший брат Карташёва. Все любовные коллизии проходят на фоне борьбы за минимализм в архитектуре, так как за якобы ненужные украшательства фасада в проекте дома, разработанного Карташёвым, необходимо заплатить миллион рублей, а эти излишества нефункциональны и вызывают только улыбку. (из аннотации к телеспектаклю «Миллион за улыбку», 1981)
Кадры из телеспектакля «Миллион за улыбку» (1981)
Кадры из телеспектакля «Миллион за улыбку» (1981)

Узнаёте знакомые «нотки» и перипетии сюжета, который потом в полной мере разовьют Эмиль Брагинский и Эльдар Рязанов? Несмотря на то, что основой для создания комедии послужил классический французский водевиль, в ней явственно читается не только служебный, возрастной, семейный, но и нравственный конфликт, местами даже переходящий в приглушённый конфликт человека и системы. Да и цена уже названа — миллион. 

Довольно необычная пьеса в разрезе всего творчества Анатолия Софронова, маститого классика при жизни, на время «поддавшегося» настроениям оттепели. Неудивительно, что жанр обозначен как «комедия-шутка без нравоучений»: так автор решил «обезопасить» себя на случай возможных — нет, не проблем, у Софронова всегда был «полный порядок» — но «недопониманий» со стороны официальных лиц, заказавших пьесу.

Тамара Чернова и Вера Марецкая на сцене Московского драматического театра им. Моссовета (ныне Государственный академический театр имени Моссовета) в спектакле по пьесе А. В. Софронова «Миллион за улыбку» (реж. И. Данкман-Вольф, фото А. Гландштейн, 1960)
Тамара Чернова и Вера Марецкая на сцене Московского драматического театра им. Моссовета (ныне Государственный академический театр имени Моссовета) в спектакле по пьесе А. В. Софронова «Миллион за улыбку» (реж. И. Данкман-Вольф, фото А. Гландштейн, 1960)

Впоследствии драматург, оценив успех комедии, расслабился и ... разрешил актёрам делать на сцене что угодно — вещь почти неслыханная по тем временам:

Менялись исполнители, а спектакль все шёл и шёл с неизменным успехом. Пьеса Анатолия Софронова имела лишь отдалённое отношение к тому, что происходило на подмостках. И Ростислав Янович Плятт, и Вера Петровна Марецкая, и Сергей Сергеевич Цейц и Константин Константинович Михайлов, и Людмила Викторовна Шапошникова, и Тамара Сумбатовна Оганезова, и Михаил Бонифацевич Погоржельский, и Наталья Владимировна Ткачёва — словом, все, кто когда-либо работал в этом спектакле, обильно привносили в него свои импровизации. В том числе и ваш покорный слуга. <...> Надо сказать, что Софронов при очередном переиздании пьесы вносил в её текст эти импровизации и тем самым «канонизировал» их. <...> В спектакле можно было делать почти всё что угодно. Разумеется, в рамках вкуса и меры. Однажды, играя «Миллион» в Театре Сатиры впервые после очередного отпуска, мы с Михаилом Погоржельским несколько минут делились друг с другом летними впечатлениями и только затем плавно перешли к сюжету. Как-то по инициативе Плятта вынесли в финале огромный фикус из фойе и вручили его Марецкой вместо ожидаемых ею по действию цветов с шампанским. (Евгений Стеблов «Против кого дружите?» — М, 2005).
Спектакль «Миллион за улыбку» по пьесе А. Софронова (Новосибирский дом актёра, реж. В. Чистяков, 2016)
Спектакль «Миллион за улыбку» по пьесе А. Софронова (Новосибирский дом актёра, реж. В. Чистяков, 2016)

«Подстраховался» драматург и ещё одним проверенным способом, создав в том же году идеологически «правильную» и почти бесконфликтную, в духе 1940-х, колхозную комедию-водевиль «Стряпуха». Тоже летнюю, тоже успешную у советского зрителя, причём настолько, что в дальнейшем Софронов «по заявкам трудящихся» продолжил линию кухарки Павлины, написав трилогию-продолжение: «Стряпуха» (1961), «Павлинка» (1964), «Стряпуха-бабушка» (1978). Вот только испытание временем многотомная «Стряпуха» вряд ли выдержала, в отличие от комедии «Миллион за улыбку», которую до сих пор продолжают ставить. 

5. А. В. Вампилов «Прощание в июне» (1964)

Жизнь предлагает экзамены посерьёзней вузовских, и списать на них не получится, потому что готовых ответов нет. Именно с комедии «Прощание в июне» Александр Вампилов (1937 — 1972) стал считать себя писателем:

Спектакль Иркутского драматического театра «Прощание в июне» (1960-е)
Спектакль Иркутского драматического театра «Прощание в июне» (1960-е)
Можно предположить, что приблизительно к 1964 году, когда в журнале «Театр» была опубликована его первая пьеса «Дом окнами в поле» и написана пьеса «Прощание в июне», Вампилов почувствовал некую уверенность в своем даре и стал печатать произведения под собственной фамилией, причем не только пьесы, но и очерки («Как там наши акации», «Прогулки по Кутулику»), и рассказы тех лет («Станция Тайшет», «Солнце в аистовом гнезде», «Сугробы» — в сборнике «Ветер странствий»). (Вампилов / Андрей Румянцев. — М.: Молодая гвардия, 2015. (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.; вып. 1546))

Герои комедии — студенты выпускного курса в преддверии получения диплома, и каждому из них предстоит выбор дальнейшего пути. Любовь и сделка с совестью, роковое стечение обстоятельств и критический момент принятия решения — темы волнующие, острые и актуальные и по сей день. Герой пьесы Николай Колесов — одарённый молодой ученый, любимец курса, талантливый, красивый, удачливый знакомится с девушкой на автобусной остановке и…

Колесов. Я должен рассказать тебе, как я закончил университет. (Молчание.) В тот вечер, когда ты приходила ко мне на дачу, там был твой отец… Я должен был выбрать. Одно из двух. (А. В. Вампилов «Прощание в июне»).
Наталья Варлей в роли Тани в спектакле «Прощание в июне» по пьесе А. Вампилова (Театр им. К. С. Станиславского, реж. А. Товстоногов, фото М. Строкова, 1978)
Наталья Варлей в роли Тани в спектакле «Прощание в июне» по пьесе А. Вампилова (Театр им. К. С. Станиславского, реж. А. Товстоногов, фото М. Строкова, 1978)

Мотив морального искушения, торга и расплаты трижды повторяется в пьесе, каждый раз в новом ракурсе, с разным исходом, в разных обстоятельствах. И конфликт, ещё неявно звучавший во всех предыдущих рассмотренных нами «летних» комедиях, разрешается у Вампилова с обескураживающей простотой. 

Это уже борьба не со стандартами, в «Прощании...» идёт борьба почти на бытийном уровне — но в любом случае и при любых обстоятельствах ответ один: с совестью не торгуются, судьбу не «высиживают» и не «подсиживают». Этой же точки зрения придерживался и сам автор. 

Спектакль «Прощание в июне» по пьесе А. Вампилова (Иркутский академический драматический театр им. Н. П. Охлопкова, реж. Г. Гущин, 2017)
Спектакль «Прощание в июне» по пьесе А. Вампилова (Иркутский академический драматический театр им. Н. П. Охлопкова, реж. Г. Гущин, 2017)

На вопросы «кем быть?» и «каким быть?», наконец, даётся прямой и точный ответ — человеком. Настоящим человеком. Которого нельзя ни купить, ни продать. Вы встречали таких? 

Learnoff в: Одноклассниках, ВКонтакте, Telegram, ЯндексДзен, Наш сайт

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic