learnoff

Categories:

«Радуга»: эмигранты — детям

Сборник русской поэзии для детей «Радуга», изданный в 1922 году эмигрантским издательством «Слово» в Берлине. Составлен Сашей Черным. Оформление — Ксения Богуславская. #92днялета

Поэтический сборник «Радуга» (1922, Берлин, изд-во «Слово», сост. Саша Черный)
Поэтический сборник «Радуга» (1922, Берлин, изд-во «Слово», сост. Саша Черный)

Издание отличалось внушительным объёмом — 417 страниц и обширным списком авторов: Анна Ахматова, Иван Бунин, Александр Блок, Евгений Баратынский, Владимир Набоков, Александр Пушкин, Афанасий Фет, Николай Некрасов, Михаил Лермонтов, Василий Жуковский, Гавриил Державин и многие другие. 

Лучшие представители Золотого и Серебряного века русской поэзии. Большую часть их творчества составляли произведения для взрослых читателей, лишь некоторые стихотворения предназначены для детей. Они и стали объектом поиска и тщательного отбора Саши Чёрного.

Поэтический сборник «Радуга» (1922, Берлин, изд-во «Слово», сост. Саша Черный)
Поэтический сборник «Радуга» (1922, Берлин, изд-во «Слово», сост. Саша Черный)

Как видим, среди авторов сборника немало эмигрантов: Иван Бунин, Константин Бальмонт, Мария Моравская, Зинаида Гиппиус и другие. Но в списке поэтов есть и те, кто остался в Советской России. Среди них Александр Блок, который не смог выехать на лечение за границу и умер от сердечной недостаточности в 1921 году, Анна Ахматова, пережившая смерть любимых людей и арест сына. Но были и такие, кто смог найти себя в новой, советской реальности, например, Вера Инбер. Сам же Саша Чёрный, как известно, был ярым противником большевизма и продолжил писать в эмиграции злые стихи и эпиграммы:

Пролетарский буревестник,
Укатив от людоеда,
Издаёт в Берлине вестник
С кроткой вывеской «Беседа».
Анекдотцы, бормотанье, —
(Буревестник, знать, зачах) —
И лояльное молчанье
О советских палачах. 

Но с каждым годом таких стихов становилось всё меньше. Саша Чёрный всё болезненнее воспринимал всё, что напоминало о весёлой эпохе «Сатирикона». Он устал от негатива, хотел утверждающего, а не отрицающего русского слова. Перешёл к прозе, а в редких стихах появились мучительные ностальгические нотки:



Очнись. Нет дома — ты один:
Чужая девочка сквозь тын
Смеется, хлопая в ладони.
В возах — раскормленные кони,
Пылят коровы, мчатся овцы,
Проходят с песнями литовцы —
И месяц, строгий и чужой,
Встает над дальнею межой...
(«На миг забыть и вновь ты дома», фрагмент, 1920)

Но главное — в Берлине Саша Черный продолжил тему детства, начатую им ещё в Российской Империи. В эмиграции эта тема зазвучала совершенно по-другому: Детство — это Волшебная Страна, мечта, иллюзия, утопия, остров, на котором нет неправды и зла, а есть только мир, покой, добро и красота. Это — мечта о несбыточном. 

Помимо составления «Радуги» Саша Черный (подписывался он уже всё чаще как просто «А. Черный») с увлечением участвовал в составлении и издании детского журнала «Зелёная палочка», выпустил детский альманах «Цветень», переиздал свои детские книги «Живая азбука», а ещё до того, в 1920 году, вышел отдельной книгой его «Детский остров».

Иллюстрация Бориса Григорьева для книги «Детский остров» Саши Черного (1921, Берлин-Данциг (номин.), изд-во «Слово» )
Иллюстрация Бориса Григорьева для книги «Детский остров» Саши Черного (1921, Берлин-Данциг (номин.), изд-во «Слово» )

Критики верно расценили горячее желание поэта сбежать, отдохнуть,  скрыться от страшных мыслей на детском острове спасения, где нет места житейской пошлости и тяжёлым воспоминаниям. Именно детство стало  тем центром, вокруг которого выстроился мир эмигрантской поэзии Саши Черного и его жизнь. С детством в его творчество пришла религиозная тема, которая раньше была ему совершенно чужда:



В яслях спал на свежем сене
Тихий крошечный Христос.
Месяц, вынырнув из тени,
Гладил лён его волос…
Бык дохнул в лицо младенца
И, соломою шурша,
На упругое коленце
Засмотрелся, чуть дыша,
Воробьи сквозь жерди крыши
К яслям хлынули гурьбой,
А бычок, прижавшись к нише,
Одеяльце мял губой.
Пес, прокравшись к теплой ножке,
Полизал ее тайком.
Всех уютней было кошке
В яслях греть дитя бочком…
Присмиревший белый козлик
На чело Его дышал,
Только глупый серый ослик
Всех беспомощно толкал.
«Посмотреть бы на ребенка
Хоть минуточку и мне!»
И заплакал звонко-звонко
В предрассветной тишине…
А Христос, раскрывши глазки,
Вдруг раздвинул круг зверей
И с улыбкой, полной ласки,
Прошептал: «Смотри скорей!..»
(«Рождественское», 1920)

Но вернёмся к «Радуге». 

Почему сборник вышел именно в Берлине? Историю русского эмигрантского книгоиздательства в 1917 — 1940 гг. обычно разделяют на берлинский и парижский периоды. Берлинский — 1920-1924 годы. В различных источниках этот период называют «Русский Берлин» или «романтический период» русской эмиграции.

Берлин «золотых двадцатых»
Берлин «золотых двадцатых»

Издательство «Слово», в котором вышел сборник «Радуга», основали в 1920 году два эмигранта — бывший член Временного правительства Иосиф Гессен и публицист Август Каминка. «Слово» считалось одним из самых крупных и успешных русских издательств в Германии. Оно выпускало дешёвые собрания русской классики (Гоголя, Лермонтова и др.), книги наиболее известных российских современных прозаиков, и подающих надежды молодых писателей-эмигрантов. Именно в «Слове» вышли «Защита Лужина» Владимира Набокова, мемуары Петра Врангеля, воспоминания Павла Милюкова и 22-томный «Архив русской революции».

Художественное оформление сборника «Радуга» выполнила эмигрантка, художница-авангардистка Ксения Богуславская. В Берлине она занималась не только иллюстрированием книг для российских издательств, но и сценографией в театре-кабаре «Синяя птица» и Русском романтическом театре. 

Авангардистский «Супремус»: Ольга Розанова, Ксения Богуславская, Казимир Малевич, 1915
Авангардистский «Супремус»: Ольга Розанова, Ксения Богуславская, Казимир Малевич, 1915

Дошёл ли сборник «Радуга» до маленького советского читателя? Не факт. Именно с 1922 года любое русское зарубежное издание подлежало строгой цензуре Главлита. Это ведомство не пропускало в СССР издания, напечатанные по «старой» орфографии — а «Радуга» набрана именно дореволюционным шрифтом. 

Поэтический сборник «Радуга» (1922, Берлин, изд-во «Слово», сост. Саша Черный)
Поэтический сборник «Радуга» (1922, Берлин, изд-во «Слово», сост. Саша Черный)

Школьные учебники и русскую классическую литературу, изданную за рубежом для советского читателя, тоже не пропускали в страну, поскольку их выпуск был монополизирован Госиздатом. Так что «Радугу» уже можно было «завернуть» только на основании этих ограничений. 

Детский поэтический сборник «Радуга» (1922, Берлин, изд-во «Слово», сост. Саша Черный)
Детский поэтический сборник «Радуга» (1922, Берлин, изд-во «Слово», сост. Саша Черный)

Кроме того, в сборнике благонадежные классики вроде Пушкина и Лермонтова соседствовали с ярыми противниками советской власти — теми же Буниным или Гиппиус. Впрочем, довольно потрёпанный вид именно этого экземпляра (из коллекции портала «Маленькие истории») и надписи, сделанные явно детской рукой, свидетельствуют о том, что своего читателя «Радуга» всё-таки нашла. 

Learnoff в: Одноклассниках, ВКонтакте, Telegram, Наш сайт

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →