learnoff

Categories:

Кто вдохновляет филологов?

Конечно же Рэй Крок и Полковник Сандерс! Но не только. 

Шутка об основателях «Мака» и KFC — это, конечно, всего лишь шутка. Как и саркастичный комментарий о том, что «настоящий филолог может выкрикнуть «Свободная касса!» на 18 языках мира»

К счастью или к сожалению, писать худо-бедно умеют все, это не живопись и даже не музыка, а с развитием интернета и блогосферы (да-да, снова «Пчёлы против мёда») ценность филологов как людей, умеющих работать с языками и текстами, упала до минус-величин. Отчасти в этом виновата искорёженная нововведениями система образования, отчасти — да, всеобщая информатизация, но основную вину стоит возложить на бесперспективность изучения текстов в современном мире. Как в моральном, так и в материальном плане. 

Всюду требуется «сугубо практическое применение знаний», «лайфхаки» и «сколько на этом можно заработать»:

Критерий «вдумчиво и глубоко» подменяется на «эффективно и непосредственно». Простенькие и доступные современные тексты, подгоняемые под эти критерии, быстро и верно масштабируют под них и наши мозги. <…> Глубокое погружение в материал, от которого напрямую зависят исследования текстуальной культуры человечества, перестает быть естественным и превращается в борьбу. (Почему умирают гуманитарные науки, а занятие классической филологией — это радикальный политический акт // Журнал «Нож»)

В связи с этим вопрос марафона #92днялета — кто вас вдохновляет — мы решили рассмотреть как «кто и за что». Сыграем по актуальным правилам, ибо полковник Сандерс не дремлет. Итак, кто именно и за что именно.  

1. Мелетий Смотрицкий (1577 — 1633)

В 1618 – 1619 гг. монах Виленского монастыря Святого Духа Мелетий Смотрицкий создал главный труд своей жизни — основу церковнославянской грамматической науки, выдержавшую за два столетия множество переизданий, переработок и переводов – «Грамматику» («Γραμματικῇ Славенскиѧ правилное сѵ́нтаґма»). 

«Грамматика» состояла из следующих разделов: орфография, этимология, синтаксис, просодия (орфоэрия). В первом московском издании учебника было добавлено сочинение Максима Грека о пользе грамматики.

Смотрицкий первым установил системы падежей, спряжения глаголов и др. и определил 5 ступеней обучения: «зри, внимай, разумей, рассмотряй, памятуй». Да, в этих наставлениях явственно чувствуется «рука иезуитов», что вполне закономерно: Смотрицкий окончил Виленскую иезуитскую академию. Автор целого ряда блестящих публицистических выступлений против католицизма и унии так до конца жизни и не избавился от их влияния. 

Отметим главное достоинство «Грамматики» Смотрицкого — её практическую направленность. Автор так определил её сущность: «Есть известное художество, благо и глаголати и писати учащее». Труды Смотрицкого повлияли прежде всего, на М. В. Ломоносова и создателей классических грамматик других славянских языков. Значение «Грамматики» М. Смотрицкого для русского языкознания и европейской лингвистики в целом, как говорили ранее, трудно переоценить. 

2. Братья Вильгельм (1786 — 1859) и Якоб (1785 — 1863) Гримм

Основатели сравнительно-исторического языкознания, германистики и фольклористики. Умерли уже будучи лексикографами, в процессе создания первого словаря немецкого языка (Das Deutsche Wörterbuch, он же Der Grimm). Вильгельм умер в декабре 1859 года, только-только завершив работу над буквой D. Якоб пережил брата почти на четыре года, успев завершить словарные статьи на A, B, C и E. Скончался за рабочим столом, описывая слово Frucht (фрукт). 

3. Семён Афанасьевич Венгеров (1855 — 1920)

Да что вы знаете о перфекционизме и систематизации?

Из воспоминаний писателя Михаила Слонимского: 

«Где-нибудь в провинциальной газете кто-то что-то напечатал, чья-то фамилия появилась в нескольких тысячах экземпляров под какой-то незначительной статьей, и вот Семен Афанасьевич, сидя у себя на Загородном проспекте перед большим письменным столом, уже заметил провинциального автора. Из письменного стола вынималась особая карточка, и на нее рука ученого заносила неизвестную фамилию. И Венгеров уже хотел знать, где автор родился, сколько ему лет, — и автора уже не могли совсем забыть, потому что есть критико-биографический словарь, составляемый Венгеровым. Автор зарегистрирован любящей и внимательной рукой. А если фамилия все чаще и чаще появлялась в печати, то Венгеров уже хотел получить автобиографию и бережно приобщал ее к своему архиву, заключавшему огромное количество ценных материалов».

 

4. Алексей Фёдорович Лосев (1893 — 1988)

Перечислять все заслуги Лосева в области философии и филологии — занятие неблагодарное. Только пару важных штрихов к портрету личности и учёного. 

В 1930 году Лосев был арестован по Делу о Церковно-христианской монархической организации «Истинно православная церковь» и приговорён к 10 годам лишения свободы. Его отправили на строительство Беломорско-Балтийского канала, где он почти полностью ослеп. Благодаря ходатайству Екатерины Пешковой (первой жены Горького) в 1933 году Лосев и его супруга, приговорённая к 5 годам, были освобождены. 

«Миф — необходимейшая — прямо нужно сказать, трансцендентально-необходимая – категория мысли и жизни; и в нем нет ровно ничего случайного, ненужного, произвольного, выдуманного или фантастического. Это — подлинная и максимально конкретная реальность». (А. Ф. Лосев «Диалектика мифа»).

В память о том, что и при почти полной слепоте можно достичь выдающихся научных и творческих результатов, в РГБ для слепых установлен бюст Лосева.

5. Андрей Анатольевич Зализняк (1935 — 2017)

Классификация именных парадигм и грамматический словарь современного русского языка, новгородские берестяные грамоты XI — XV вв. и «Новгородский кодекс», раскрытие тайны авторства «Слово о полку Игореве» и, наконец, неустанная борьба со лженаукой и «любительской (ложной) лингвистикой». 

Зализняк одним из первых авторитетных учёных обратил внимание на то, как разъедает массовое сознание доступность лже-источников — с одной стороны, неумение (и нежелание) классифицировать и систематизировать научные данные — с другой. Из кабинетов наука выплеснулась на «улицу» — и стала её «придатком», а не поиском истины:

«Мне хотелось бы высказаться в защиту двух простейших идей, которые прежде считались очевидными и даже просто банальными, а теперь звучат очень немодно:
     1) истина существует, и целью науки является её поиск;
     2) в любом обсуждаемом вопросе профессионал (если он действительно профессионал, а не просто носитель казённых титулов) в нормальном случае более прав, чем дилетант.
     Им противостоят положения, ныне гораздо более модные:
     1) истины не существует, существует лишь множество мнений (или, говоря языком постмодернизма, множество текстов);
     2) по любому вопросу ничьё мнение не весит больше, чем мнение кого-то иного. Девочка-пятиклассница имеет мнение, что Дарвин неправ, и хороший тон состоит в том, чтобы подавать этот факт как серьёзный вызов биологической науке.
     Это поветрие — уже не чисто российское, оно ощущается и во всем западном мире. Но в России оно заметно усилено ситуацией постсоветского идеологического вакуума.
     Источники этих ныне модных положений ясны: действительно, существуют аспекты мироустройства, где истина скрыта и, быть может, недостижима; действительно, бывают случаи, когда непрофессионал оказывается прав, а все профессионалы заблуждаются. Капитальный сдвиг состоит в том, что эти ситуации воспринимаются не как редкие и исключительные, каковы они в действительности, а как всеобщие и обычные».
(Андрей Зализняк «Истина существует»).

6. Наш человек в марафоне 

Мы хотели написать ещё об Антоне Павловиче Чехове, но лучше, чем kladovayasolnca в «Кукурузе души моей» уже вряд ли напишем.  

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →